Ворота Расёмон (часть 1)

rashoumon

芥川龍之介

羅生門

Akutagawa Ryūnosuke

Rashōmon

Ворота Расёмон

  ある日の暮方の事である。 Aru hi no kuregata no koto de aru (дело /было/ однажды под вечер; aru hi “одним днём”, однажды; kuregata предвечернее время: 暮れる kureru подходить к концу). 一人の下人が、 Hitori no genin-ga (один слуга), 羅生門の下で雨やみを待っていた。 Rashōmon no shita de amayami wo matte ita (под воротами Расёмон окончания дождя ждал; 雨 ame дождь; yamu переставать, прекращаться).

 広い門の下には、 Hiroi mon no shita ni-wa (под широкими воротами), この男のほかに誰もいない。 kono otoko no hokani daremo inai (кроме этого мужчины никого не было; …no hokani кроме кого-чего-л.). ただ、所々丹塗の剥げた、 Tada, tokoro-dokoro ninuri no hageta (только местами с облупившейся красной краской; 丹 ni киноварь, ярко-красный цвет; hageru сходить, шелушиться), 大きな円柱に、 ookina marubashira ni (на большой колонне; 円 maru / en круг), 蟋蟀が一匹とまっている。 kirigirisu-ga ippiki tomatte iru (сверчок один сидел; 匹 hiki счётный суффикс для мелких животных, насекомых; tomaru останавливаться; садиться (о птицах, насекомых)). 羅生門が、朱雀大路にある以上は、 Rashōmon-ga, Suzaku-ooji ni aru ijō-wa (так как ворота Расёмон стоят на оживлённой улице Судзаку; 大路 ooji проспект, главная улица; ijō поскольку), この男のほかにも、 kono otoko no hokani mo (помимо этого мужчины также), 雨やみをする市女笠や揉烏帽子が、 amayami wo suru ichimegasa ya momieboshi-ga (пережидать дождь в шляпах итимэгаса и шапках момиэбоси), もう二三人はありそうなものである。 mō ni-san hito-wa arisōna mono de aru (ещё несколько человек могли бы; ni-san два-три, несколько; arisōna вероятный). それが、この男のほかには誰もいない。 Sorega, kono otoko no hokani-wa daremo inai (однако, кроме этого мужчины никого не было).

А теперь попробуйте прочитать разобранный текст без подсказок:

 ある日の暮方の事である。一人の下人が、羅生門の下で雨やみを待っていた。  広い門の下には、この男のほかに誰もいない。ただ、所々丹塗の剥げた、大きな円柱に、蟋蟀が一匹とまっている。羅生門が、朱雀大路にある以上は、この男のほかにも、雨やみをする市女笠や揉烏帽子が、もう二三人はありそうなものである。それが、この男のほかには誰もいない。

 何故かと云うと、 Nazeka to iu to (если говорить, отчего /это было/; 何故 naze почему), この二三年、京都には、 kono ni-san nen, Kyōto ni-wa (эти /последние/ два-три года в Киото), 地震とか jishin toka (то землетрясения) 辻風とか tsujikaze toka (то ураганы: “перекрёсток + ветер”) 火事とか kaji toka (то пожары) 饑饉とか云う災がつづいて起った。 kikin toka iu wazawai-ga tsuzuite okotta (то голод — такие бедствия без перерыва происходили; tsuzuite подряд; okoru случаться, возникать). そこで洛中のさびれ方は一通りではない。 Sokode rakuchū no sabirekata-wa hitotoori de wa nai (поэтому запустение столицы и было таким необыкновенным; rakuchū кн. Киото; sabireru приходить в упадок; …kata способ, манера; hitotoori обычный). 旧記によると、 Kyūki ni yoru to (согласно древним хроникам: “старый + летопись”), 仏像や仏具を打砕いて、 butsuzō ya butsugu wo uchikudaite (разломав статуи Будды и буддийскую утварь; zō изваяние; образ; gu инструмент; uchikudaku разбивать), その丹がついたり、 sono ni-ga tsuitari (их красным лаком покрытое; tsuku прилипать; быть приложенным), 金銀の箔がついたりした木を、 kingin no haku-ga tsuitari shita ki wo (позолотой и серебром покрытое дерево; kingin золото и серебро; haku фольга; позолота), 路ばたにつみ重ねて、 michibata ni tsumikasanete (на обочинах свалив в кучу), 薪の料に売っていたと云う事である。 takigi no shiro ni utte ita to iu koto de aru (на дрова продавали, так было; takigi топливо, дрова; shiro материал; uru продавать). 洛中がその始末であるから、 Rakuchū-ga sono shimatsu de aru kara (так обстояли дела в столице, поэтому; shimatsu обстоятельства: “начало + конец”), 羅生門の修理などは、 Rashōmon no shūri nado-wa (о поддержании ворот в порядке; shūri nado букв. “ремонт и прочее”), 元より誰も捨てて顧る者がなかった。 motoyori daremo sutete kaerimiru mono-ga nakatta (всеми заброшенных, разумеется, никто не думал; motoyori первоначально; разумеется; suteru забрасывать, оставлять; kaerimiru оглядываться; обращать внимание: “обращающих внимание людей не было”). するとその荒れ果てたのをよい事にして、 Suruto sono arehateta no wo yoi koto ni shite (и тогда, их запустением пользуясь; arehateru совсем обветшать; …wo …ni suru делать из кого-чего-л. что-л.), 狐狸が棲む。 kori-ga sumu (/здесь/ лисицы и барсуки жили; 狐 kitsune лиса; 狸 tanuki енотовидная собака (традиционный перевод — барсук)). 盗人が棲む。 Nusubito-ga sumu (воры жили). とうとうしまいには、 Tōtō shimai ni-wa (наконец в итоге), 引取り手のない死人を、 hikitorite no nai shibito wo (невостребованные трупы; hikitorite предъявляющий права, претендент), この門へ持って来て、 kono mon e motte kite (к этим воротам принеся; motsu держать; нести), 棄てて行くと云う習慣さえ出来た。 sutete iku to iu shūkan sae dekita (бросать стали — такая традиция даже появилась; suteru бросать; iku после дееприч. указывает на длящийся характер действия). そこで、日の目が見えなくなると、 Sokode, hinome-ga mienaku naru to (поэтому, когда темнеет; hinome обр. солнечный свет: “когда солнечный свет исчезает”), 誰でも気味を悪るがって、 daredemo kimi wo warugatte (всякому становилось жутко; kimi чувство, ощущение; 悪い warui плохой, скверный; …garu суф. образования глаголов, означающих состояние или эмоцию), この門の近所へは足ぶみをしない事になってしまったのである。 kono mon no kinjo e-wa ashibumi wo shinai koto ni natte shimatta no de aru (и к этим воротам близко подходить перестали; kinjo окрестности, округа; ashibumi (~ wo suru) шаги, поступь (ступать, шагать); …koto ni naru указывает на последствия чего-л.: “так стало”; shimau после дееприч. образует совершенный вид).

 何故かと云うと、この二三年、京都には、地震とか辻風とか火事とか饑饉とか云う災がつづいて起った。そこで洛中のさびれ方は一通りではない。旧記によると、仏像や仏具を打砕いて、その丹がついたり、金銀の箔がついたりした木を、路ばたにつみ重ねて、薪の料に売っていたと云う事である。洛中がその始末であるから、羅生門の修理などは、元より誰も捨てて顧る者がなかった。するとその荒れ果てたのをよい事にして、狐狸が棲む。盗人が棲む。とうとうしまいには、引取り手のない死人を、この門へ持って来て、棄てて行くと云う習慣さえ出来た。そこで、日の目が見えなくなると、誰でも気味を悪るがって、この門の近所へは足ぶみをしない事になってしまったのである。

 その代りまた鴉がどこからか、 Sono kawari mata karasu-ga doko kara ka (зато вороны откуда-то; sono kawari вместо; зато; mata также; в то же время), たくさん集って来た。 takusan atsumatte kita (во множестве собирались; atsumaru). 昼間見ると、 Hiruma miru to (если смотреть днём; hiruma дневное время), その鴉が何羽となく輪を描いて、 sono karasu-ga nanwa to naku wa wo kaite (эти вороны тучей круги описывая; 羽 wa счётное слово для птиц; nanwa to naku указывает на большое, неизвестное число птиц; 輪 wa круг, кольцо; kaku писать, описывать), 高い鴟尾のまわりを啼きながら、 takai shibi no mawari wo nakinagara (края высоких коньков крыши, каркая; shibi украшение на коньке крыши в виде рыбьего хвоста; mawari окружность; край, кайма; naku каркать и др. звуки, издаваемые животными), 飛びまわっている。 tobimawatte iru (облетали кругом; tobu летать). ことに門の上の空が、 Kotoni mon no ue no sora-ga (особенно /когда/ небо над воротами), 夕焼けであかくなる時には、 yūyake de akaku naru toki ni-wa (на закате становилось алым; yūyake вечерняя заря: “вечер + гореть”; akai красный), それが胡麻をまいたようにはっきり見えた。 sore-ga goma wo maita yōni hakkiri mieta (они, словно рассыпанные зёрна кунжута, отчётливо были видны; goma кунжут; maku разбрасывать, рассеивать). 鴉は、勿論、門の上にある死人の肉を、 Karasu-wa, mochiron, mon no ue ni aru shibito no niku wo (вороны, конечно, плоть мертвецов, находящихся на верхем ярусе ворот; niku мясо; плоть), 啄みに来るのである。 tsuibami ni kuru no de aru (клевать прилетали; tsuibamu). ――もっとも今日は、―― Mottomo kyō-wa (правда, сегодня), 刻限が遅いせいか、 kokugen-ga osoi sei ka (из-за позднего часа, наверное; kokugen время; osoi поздний; …sei ka вероятно, из-за чего-л.), 一羽も見えない。 ichiwa mo mienai (ни одной не было видно). ただ、所々、崩れかかった、 Tada, tokoro-dokoro, kuzurekakatta (только кое-где /на/ полуразрушенных; kuzureru разваливаться; kakaru как второй компонент глагола указывает на начало и незаконченность действия), そうしてその崩れ目に長い草のはえた石段の上に、 sōshite sono kuzureme ni nagai kusa no haeta ishidan no ue ni (каменных ступенях, в трещинах которых проросла высокая трава; sōshite и; nagai длинный; haeru расти; ishi камень), 鴉の糞が、 karasu no fun-ga (вороний помёт), 点々と白くこびりついているのが見える。 tentento shiroku kobiritsuite iru no-ga mieru (прилипший там и сям белел, было видно; shiroi белый; kobiritsuku прилипать, приставать). 下人は七段ある石段の一番上の段に、 Genin-wa nanadan aru ishidan no ichiban ue no dan ni (слуга на седьмой ступеньке, которая была самой высокой из этих каменных ступенек; nana семь; ichiban самый; “номер один”), 洗いざらした紺の襖の尻を据えて、 araizarashita kon no ao no shiri wo suete (в застиранном тёмно-синем кимоно сидел; kon тёмно-синий цвет; 襖 ao один из видов кимоно на лёгкой подкладке; shiri wo sueru букв. “зад примостить”), 右の頬に出来た、 migino hoo ni dekita (на правой щеке вскочивший), 大きな面皰を気にしながら、 ookina nikibi wo ki ni shinagara (большой прыщ трогая; …wo ki ni suru беспокоиться о чем-л., уделять чересчур много внимания чему-л.), ぼんやり、雨のふるのを眺めていた。 bon’yari, ame no furu no wo nagamete ita (рассеянно смотрел, как идёт дождь; furu идти (о дожде, снеге); nagameru наблюдать, смотреть).

 その代りまた鴉がどこからか、たくさん集って来た。昼間見ると、その鴉が何羽となく輪を描いて、高い鴟尾のまわりを啼きながら、飛びまわっている。ことに門の上の空が、夕焼けであかくなる時には、それが胡麻をまいたようにはっきり見えた。鴉は、勿論、門の上にある死人の肉を、啄みに来るのである。――もっとも今日は、刻限が遅いせいか、一羽も見えない。ただ、所々、崩れかかった、そうしてその崩れ目に長い草のはえた石段の上に、鴉の糞が、点々と白くこびりついているのが見える。下人は七段ある石段の一番上の段に、洗いざらした紺の襖の尻を据えて、右の頬に出来た、大きな面皰を気にしながら、ぼんやり、雨のふるのを眺めていた。

Прослушать отрывок: 

  • /
Update Required
To play the media you will need to either update your browser to a recent version or update your Flash plugin.

Чтобы быть в курсе новостей сайта, можно подписаться на обновления, пройдя по этой ссылке.

Понравилась запись? Поддержите блог ссылкой в социальных сетях!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

А вот ещё несколько любопытных записей:

Метки , , . Закладка постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>